Дом творчества «Архитектор». Новая жизнь 20 лет спустя

Двадцать лет бездействовал любимый многими архитекторами дом творчества в Зеленогорске. И вот после реконструкции он вновь распахнул свои двери гостям. Как отдыхали здесь зодчие в прошлом веке и чем, кроме напитанного ароматами хвои и залива воздуха Териок хорош нынешний Дом творчества «Архитектор».

В.В. Попов, президент Санкт-Петербургского союза архитекторов:

В 50-х годах прошлого века Союзу архитекторов были переданы восемь дач в Зеленогорске. Все они находились на одном большом участке дачного треста Ленгорисполкома и в таком плачевном состоянии, что, как мне кажется, нам их отдали с чувством облегчения и радости. На базе этих домиков и возник наш дом отдыха, в 80-х годах ставший Домом творчества. В бессрочное и безвозмездное пользование союза была определена и территория в 14 гектаров. Вот в этих дачках и стали проживать-отдыхать архитекторы. Больше других любили дачу самую обширную, видную, в которой были и общественные функции: столовая, кухня, были холл, бильярдная, шахматный клуб, небольшая библиотека в мансардном этаже, который мы оборудовали…

В 70-х годах Союз архитекторов построил новый зимний спальный корпус на 60 мест и летний павильон, который сразу прозвали «крольчатником». Здесь были отдельные комнаты с собственными открытыми террасами, утопающими в зелени. Из удобств в «крольчатнике» предусматривались только умывальники, а по всем делам и в душ приходилось бегать в зимний корпус. Однако свободных комнат в «крольчатнике» летом не было – архитекторы любили их нанимать, жили там семьями. Со временем на территории оборудовали спортивные площадки, теннисный корт. Построили солидную хозяйственную зону: с мастерскими, гаражом, ледниками и овощехранилищем. Тогда ведь все покупалось на рынке или напрямую от совхозов. И продукты: мясо, овощи, хлеб – все было натуральное, живое. Кухня была очень хорошая, кормили вкусно – это все скажут. А про вежливый обслуживающий персонал слава шла по всему побережью. Обстановка в доме царила тогда по-настоящему уютная, домашняя.

В Советском Союзе таких домов отдыха для архитекторов существовало всего четыре: у нас в Зеленогорске, в Суханово под Москвой в имении Волконских, в Гаграх, который сейчас оказался в Грузии-Абхазии, в Латвии на Рижском взморье. Наш Дом творчества любили не только ленинградские архитекторы. Гости приезжали из Москвы, Прибалтики, из глубинки и даже с Кавказа. Часто гостили здесь не только архитекторы, но и люди творческие: Райкин, Мравинский, Соловьев-Седой, Спасский и Смыслов и другие известные личности. Отдых отдыхом, однако на базе нашего Дома творчества в Зеленогорске проводились всесоюзные и международные семинары, конференции, курсы повышения квалификации… В лихие, как их теперь называют, 90-е годы прекратил свое существование архитектурный фонд – он, как и у всех творческих союзов, пополнялся отчислениями от проектных организаций, где работали архитекторы.

Закончились государственные дотации в виде бюджетных ассигнований, которые государство давало всем творческим союзам. Именно эти средства шли в том числе и на содержание Дома творчества – сам себя он вряд ли окупал. Тогда ведь для членов Союза архитекторов были льготные путевки, а один раз в год полагалась путевка бесплатно и одному члену семьи – 50-процентная скидка тоже раз в год. Когда не стало дотаций, дом пришлось законсервировать. В результате, Дом стоял без тепла и электричества. Раз в месяц приезжал директор, подписывал какие-то небольшие счета за несколько лампочек и телефон, был бухгалтер, который оплачивал эти счета и вел отчетность…

Вплотную мы занялись Домом уже после миллениума, в 2001 году. Нашли партнеров – компанию «Проммонолит», с которой я раньше создавал ограду сада Смольного, потом они стали ассоциированным членом нового Союза. Заинтересовали их тем, что весь участок мы смогли оформить в собственность. Несмотря на то, что в свое время нам передали эту землю для организации дома отдыха, возникли проблемы. На зимний корпус, который мы построили, у нас документы были, и его признали нашей собственностью. А вот по остальным объектам и земле… Долго ли, коротко ли, суды проходят, формальности с документами улаживаются, новые здания в эксплуатацию вводятся. Сегодня в работе последнее здание – здание бывшей столовой.

Вице-президент Союза архитекторов В.З. Каплунов готовит наш пакет документов, а КУГИ в свою очередь занимается подготовкой проекта решения правительства города на реконструкцию. Здесь будет столовая, гостиная, бильярдная. Коли уж взялись за возрождение Дома творчества, стараний не оставляем. Постепенно – я уверен – дом возродится, наберет обороты, станет популярным как прежде и будет себя сам обеспечивать. Сделано для этого все. И место там идеальное – тихо, спокойно. Пока народ едет в свой Дом творчества вяло. Но мы верим, что пансионат выйдет на самоокупаемость.

О.С. Романов, вице-президент Санкт-Петербургского союза архитекторов:

Мы ничего ни у кого не просили на возрождение Дома, сами придумали некий план. У нас было 14 гектаров, 10 отдали «Проммонолиту» за то, что он нам реанимирует Дом творчества. Сегодня у нас два действующих корпуса, собственная газовая котельная, благоустроенная территория. В настоящий момент ведется реконструкция самого исторического на территории Дома творчества здания – бывшей дачи Богданова. Счастливое стечение обстоятельств и действий конкретных людей сохранили эту постройку в приличном состоянии. И в реконструкцию мы входим, уже имея на объекте новую крышу, окна и оконные проемы, подготовленный черный пол.

Отдельное спасибо Н. Явейну, которому удалось помочь даче Богданова, еще когда Никита работал начальником КГИОП. На объекте будет частичная реконструкция с сохранением колонн, декора. Решается вопрос со светом, вентиляцией, отделкой. Бюджет у нас по договору с «Проммонолитом» очень скромный, суммы фигурировали там еще до того, как мы взялись за проект. В свое время правление Союза архитекторов поручило именно моей мастерской заняться проектом реконструкции Дома творчества. С «Проммонолитом» производственные отношения у нас уже сложились по «Синей птице». Проектировать было престижно, хотя экономически для мастерской это было невыгодно – почти по нулям. Был еще один момент, который говорил в пользу проекта лично для меня как профессионала. Это ведь работа на виду у всего Союза архитекторов и для всего архитектурного цеха. Здесь все умные, все и всё понимают.

Естественно, я уже предчувствовал скептические отзывы и, конечно, заранее переживал. Переживал за качество проекта, но не за подрядчика. К чести «Проммонолита», работали они идеально – всегда показывали варианты и только потом шли дальше. По своей инициативе делали то, что было явно необходимо, – например, сами переложили кровлю на корпусе после прошлой снежной зимы, решили проблемы с подвалом. Мне лично нравится их неравнодушное отношение и творческий подход к общему делу. Возьмем хотя бы трепетность, с которой подрядчик относится к зеленым насаждениям. Ни одного лишнего кустика не выкорчевано и деревца не срублено. Мы намеренно пошли от средовой концепции. На месте снесенных дач спроектировали один большой корпус – «младшего брата» основного здания.

Архитекторы постарше легко узнают в нем любимейшее здание прошлого – так называемый «крольчатник», который был на месте нынешних кортов, только в современном каменном варианте. Тот корпус был летним, П-образным, с отдельным входом с улицы в каждую комнату. В центре стояла беседка, в которой кто-то что-то все время жарил-варил. Повтор мотива не абсолютный: новый корпус двухэтажный. Одноэтажный не рассматривался с точки зрения экономики. На втором этаже традиционный вариант коридора и номеров, а первый – это своего рода тот дачный вариант. И беседки тоже есть. Надо еще ландшафтников привлечь, чтобы кустарниками красиво ограничить выходы из номеров, сделать их более уединенными.

Сегодня номера в нашем Доме творчества на уровне «трех звезд». Конечно, хорошо бы улучшить обстановку с точки зрения меблировки. Если взглянуть критически, то недочетов можно найти немало. Газоны, например, пока «голые». Весной это будет явно видно. Хотя концепцией предусмотрены не стриженые гладкие газончики, а как бы отросшие, лесные, соответствующие месту. На это нужны время и средства. Впрочем, уже сегодня есть радость и удовлетворенность, что приложил усилия и что-то получилось. Не разрушили среду, например.

Вообще, посетители восхищаются простором территории и необыкновенной спокойной аурой. Думаем, как функционально «обогатить территорию». Между прочим, специалисты турбизнеса обозначили плюсом территориальный фактор. Например, нет у нас бани, бассейна, а у соседа – метрополитена – все есть. Зато у них территория крошечная, и в «Белом солнце» тоже… К нам люди из окрестных пансионатов просятся погулять.

2010 год.

 
Вы здесь: Главная Статья Истории1